Город начнет кормить беременных москвичек фруктами с 2014 года

Патриарх Кирилл возглавит празднование Крестовоздвижения в Москве

Силламяэский музей получил в дар коллекцию Марины Теэ

Всего передано 313 кукол. Поточнее, столько на сей день оформлено по музейным правилам. Эта большущая работа длится. Когда она будет закончена, музей получит наиболее 600 кукол, игрушечных колясок и иных «кукольных» вещей. Не считая того, предполагается издать книжку о этих куколках.

Неповторимые монументы

Собирание старенькых кукол для Марины Теэ - это хобби, по роду собственной основной деятельности она занимается организацией культурно-образовательных проектов.

Начало коллекции положили ее собственные куколки, в которые она сама игралась в детстве. «Достигнув определенного возраста, я вдруг изловила себя на мысли, что старенькые бытовые вещи мне необычно дороги, и что их непременно нужно сохранять, - расказала Марина Теэ. - Ведь это неповторимые монументы ушедших времен».

И больше всего из этих предметов ушедшего времени ее интересуют куколки. Может быть, частично это разъясняется тем, что по первому образованию Марина Теэ - дошкольный преподаватель и работала воспитателем в детских садах.

К своим куколкам, уцелевшим с юношества, равномерно стали прибавляться остальные. Марина брала их в антикварных магазинах, на базарных развалах, на аукционах, даже из мусорных контейнеров. Бывало и так, что идет она по улице и спрашивает у пенсионеров: «Нет ли у вас ненадобных старенькых кукол?».

Куколки в более плачевном состоянии приходилось реставрировать, но таковых незначительно, большая часть же кукол коллекции - в собственном первозданном состоянии. «Ценность всех этих кукол в том, что они имеют воспитывающее, развивающее, эмоциональное содержание, к ним привыкаешь, как к родному существу», - заверяет коллекционер. На данный момент, по словам Теэ, таковых кукол в магазинах практически не встретишь, современные куколки производятся массово и в основном по принципу «купи меня», а не «поиграй со мной».

В переданной Силламяэскому музею коллекции есть неповторимые куколки, которых, может быть, в мире остались единицы, в том числе и исходя из убеждений материалов и технологии производства.

Из Сибири и Китая

Марина Теэ может поведать историю практически каждой куколки из собственной коллекции.

Вот, к примеру, группа плюшевых медведей на диванчике. Самым первым в коллекции был медведь, привезенный из Сибири. Понятно, что некий военный моряк подарил его мальчугану по имени Мати, который родился в Сибири в семье депортированных эстонцев. С возлюбленным медведем Мати возвратился на родину. На данный момент его уже нет в живых, а малыши ежели и лицезрели в домашней реликвии какую-то ценность, то лишь материальную - и сдали в антикварный магазин.

На открытии экспозиции присутствовали также Татьяна Кордова и Ольга Гречишкина из Таллина. Побывав пару лет назад на выставке кукол Марины Теэ в столице, они передали ей свои старенькые куколки. Татьяна Кордова - коренная нарвитянка. Скоро опосля ее рождения во время германской оккупации ее мать попала в концлагерь и до конца войны провела в заключении - поначалу в Эстонии, позже в Германии. Куколку Люсю подарила дочке на пятилетие. Ежели Люсю потрясти, снутри что-то стучит. «Вилка провалилась, когда я кормила Люсю», - объяснила Татьяна.

Куколка Ольги Гречишкиной - из Китая, из городка Харбина. Ольга Михайловна родилась там в семье бывшего белоснежного офицера, служившего у Колчака. «В Харбине мы жили бедно, но игрушки мне предки покупали», - вспоминает она. На родину семья возвратилась, когда Ольге было 19 лет. Куколку она привезла с собой.

Не считая кукол, Гречишкина предложила и несколько харбинских фото, которые стали частью фотоэкс­позиии, органично дополняю­щей кукольную. Марина Теэ собирает и старенькые фото, на большинстве из их снова же находятся куколки и остальные игрушки. На неких она сама в детстве, а в основном - посторонние и неизвестные ей люди. «Эти фото долго можно разглядывать и по изображенной обстановке, лицам и одежде домысливать, что это были за люди, как жили», - произнесла Марина Теэ.

Семейные фотоальбомы она находила опять-таки в антикварных магазинах. «В одном я как-то нашла сходу четыре альбома из одной семьи, видимо, некоторому было бросить, - поведала коллекционер. - Заполучила из их четыре фото - те, на которых куколки либо остальные игрушки».

Почему она решила расстаться с тем, к чему, по ее своим словам, привыкаешь, как к родному? «Расстаться с ними, естественно, было нелегко, - призналась Марина. - Но нелегко и хранить в коробках то, что тебе родное, а мес­та дома уже не хватает. Но настроение у меня светлое, так как в музее куколки будут жить. И позже, что означает расстаться? Сюда же постоянно можно приехать».

А можно было предложить какому-нибудь музею в Таллине, и тогда ездить не нужно было бы. «Думала и о этом, - говорит коллекционер. - Но мне чрезвычайно симпатичен Силламяэ, даже когда-то желала переехать сюда, заинтересовавшись конкурсом на должность заведующей Домом культуры. Не случилось, но друзья-то здешние никуда не делись».

Теэ имеет в виду директора музея Аллу Гитт и хранителя Александра Пополитова, который когда-то и начинал создавать музей, лично собирая экспонаты. Музей был открыт в здании бывшего детсада в 1994 году, а еще через 10 лет получил статус городского. Гитт и Пополитов - живописцы, и Марина Теэ еще лет 20 назад организовывала их выставки. «Я точно знаю, что у этих людей моим куколкам будет хорошо», - уверена она.

Целая планетка

Алла Гитт поведала, что годом ранее в музее была открыта временная выставка кукол Марины Теэ, и энтузиазм к ней как малышей, так и взрослых был огромен. «Мы продлевали ее, пополняли, и вдруг Марина говорит - да забирайте совершенно. Я дара речи лишилась - взять и дать такое сокровище!» - призналась директор.

«На днях в отчете для гор­управы я указала, что за девять месяцев этого года мы приняли чуток больше 300 единиц хранения, - поведала Гитт. - Настолько не мало было разве что в 1-ые годы, когда экспозиция формировалась. И вот сейчас лишь в один день мы официально приняли еще 313 единиц. Это не считая фото. Все нужно оформить, обрисовать, это большая работа, но приятная».

Александр Пополитов признался, что до этого времени для него ржавый гвоздь представлял куда огромную музейную ценность, чем какая-то куколка, единственное предназначение которой - поиграть да выбросить, когда подрастешь. «Но сейчас я сообразил, что древняя куколка - это целая планета», - произнес хранитель музея.