Британия объявила войну пьянству иностранных туристов

Октябрьские бесплатные осмотры дам в Ташкенте

В Крюковы казармы пришел грибок

Информацию о дилеммах в Военно-морском музее подтвердил «Фонтанке» директор Российского этнографического музея Владимир Грусман.

«Да, ваша информация соответствует реальности. Основной хранитель Военно-морского музея обратилась совершенно не так давно к нам. Они требуют изыскать какие-то площади - нужно выручать фотоколлекцию. Так как там выступила вода на стенках, влажность чрезвычайно высочайшая. Стенки все вспотели. Я прошу немедля собрать по этому вопросцу президиум Союза музеев Российской Федерации, буду обращаться к Мише Пиотровскому по этому поводу», - сказал Владимир Грусман.

В качестве 1-го из решений препядствия директор РЭМ дает срочно применять для хранения не затронутые влагой площади. «Я участвовал там в работе комиссии Минобороны, на которую пригласили 2-ух штатских - меня и директора Исаакиевского собора Николая Бурова.
Мы заседали в зале для коллегий - большой зал со знаменами, который также мог бы быть, по последней мере, временно применен как хранилище. Есть большие места внизу - зона вестибюля и гардероба. Пока у их нулевая посещаемость, полностью можно было бы оборудовать под фотоколлекцию. А я это отлично знаю - ужаснее влажности для фотокартона ничего не бывает. Необходимо срочно делать какие-то шаги», - дает Владимир Грусман.

Директор ГМЗ Исаакиевский собор Николай Буров, который работал в музее в составе комиссии, о новейших дилеммах пока не в курсе, но о влажности в Крюковых казармах так же знает:

«Я увидел такое досадное событие, как внутреннее запотевание тех стеклянных перекрытий, которые образуют центральный атриум. Другими словами даже в неплохую погоду там почему-либо снутри образовывалась влага. И на мой вопросец, как это себя ведет, произнесли, что там разумеется нужно что-то дорабатывать, так как во время отопительного, сложного сезона, когда пойдет снег, разница температур будет критической, этот процесс усилится. А потому что он происходит конкретно над экспозициями, естественно, это может грозить самому основному - музейным предметам».

«Там чрезвычайно много неплохого, да и чрезвычайно много заморочек. Необходимы какие-то титанические усилия для того, чтоб музей заработал в полную силу. Мы собирались там в конце мая - начале июня по приглашению Антона Николаевича Губанкова, возглавляющего Управление культуры Минобороны. Естественно, переезд музея с таковым содержанием, это ужаснее потопа, пожара и т.д.. Вполне изменяется концепция музея, его топонимика, возможности», - объяснил Николая Буров.

«Совет музеев - это не технологический орган. Поднять делему… думаю, что это произойдет, как ее решать - это уже вопросец к спецам. Я думаю, что голова насчет решения препядствия болит, так как зима не за горами. Начался отопительный сезон, может быть, произойдет обратный процесс, я не строитель, не желаю размышлять самодеятельно на проф темы. Затея-то была самая наилучшая, сделать музей с естественным дневным светом, применять внутренний двор, как доп отапливаемое помещение. По-настоящему, у нас атриумы можно по пальцам пересчитать», - говорит он.

В компании «Интарсия», занимавшейся реконструкцией Крюковых казарм, также подтвердили «Фонтанке», что знакомы с ситуацией. Но отметили, что передали здание музею больше 3-х годов назад - конкретно три года и был установлен на него гарантийный срок. И пока музей переезжал, этот срок вышел. Задачи же реставраторы разъясняют только неверной его эксплуатацией музейщиками. «Грибок и влажность это рядовая неувязка для всех старенькых спостроек в историческом центре. Но с ними можно биться, ежели поддерживать температурно-влажностный режим. В музее были все технические способности для этого, но они не использовались. Режим не поддерживался. Что уж говорить, ежели до этого времени у Военно-морского музея, по нашей инфы, нет неизменного контракта с теплоэнергетиками на отопление», - отметили в компании.

Но новое управления музея уверено в незначительности трудности. Назначенный накануне новейший директор ЦВММ Руслан Нехай сказал «Фонтанке», что опосля вступления в должность его поставили в известность о имеющейся дилемме.

«Я обошел здание музея, вправду, грибок есть, но идет речь не о целых помещениях, а о отдельных участках на стенках. Это даже грибком трудно именовать, быстрее, протечка, которая зацвела», - сказал он нашему изданию. По словам Нехая, грибок образовался по двум причинам: из-за возраста Крюковых казарм и погодных критерий Петербурга. «В настоящее время “Интарсия” ведет работы по устранению данной нам препядствия, компания обратилась за консультацией к спецам Этнографического музея. До конца октября вопросец с грибком будет решен», - пообещал музейщик, выделив, что волноваться не о чем, и опасности для экспонатов не существует.

Кстати, помощь профессионалов РЭМ, вправду, может понадобиться коллегам из Военно-морского музея. Как понятно, в весеннюю пору и в осеннюю пору в Этнографическом, во время наводнений, поднимаются грунтовые воды, и вода в подвалах музея время от времени доходит до нижних полок с экспонатами. Это одна из обстоятельств, по которой управление Этнографического музея настаивает на строительстве новейшего фондохранилища. Но зато конкретно в Этнографическом музее разработали вместе с биохимиками дезинфицирующий продукт для борьбы с плесенью и грибком - на данный момент на него получен патент. Основных хранителей РЭМ завлекают во все комиссии министерства культуры. В музее шутят, что спецами по гидроизоляции там являются даже доктора исторических наук.