Глава Верховного Суда РФ госпитализирован в ЦКБ

МЧС: Челябинские школы пока не готовы оповещать спасателей о пожаре

Посылки, письма, переводы: один день из жизни красноярской почты

КРАСНОЯРСК, 9 окт - РИА Анонсы, Виктория Мельникова. Почта в России - излюбленный предмет для язвительных шуток и нескончаемого недовольства людей: посылки теряются, письма не доходят, а очереди не заканчиваются. Накануне Глобального дня почты, который отмечается в среду, корреспондент РИА Анонсы побывала в одном из почтовых отделений Красноярска и выяснила, куда исчезают посылки, и где теряются письма.

Неподменная и противоречивая

Почтовое отделение, куда меня выслали «на работу», находится на правобережье Красноярска, в тихом спальном районе. Оно единственное в окружении, потому туда стекается люд с 2-ух огромных улиц - Свердловской и 60 лет Октября.

Всего в крае сервисы почтовой связи предоставляет 797 отделений, но меня, видимо, выслали в самое безмятежное из их. К примеру, в моем домашнем почтовом отделении к открытию постоянно толпится восемь-десять человек, а тут - ни 1-го. Лишь бездомный пес развалился на ступенях и тихо зевает.

Заходим в помещение - я 1-ый гость, есть время осмотреться, изучить обстановку, пока не набежал люд. Отделение, и правда, производит воспоминание безупречного - оно маленькое, незапятнанное, светлое, на подоконниках стоят цветочки в горшках. Тут работают лишь дамы: они одеты по форме - в оранжево-синие платьица, посиживают за кассами и приветливо улыбаются.

Гости возникают уже через 10 минут. Какой-то из них - Сергей - обладатель интернет-магазина. Он входит с коробками, собирается отправлять посылки по всей России своим клиентам.

- Тут практически никогда нет большущих очередей, как в остальных отделениях, - говорит он. - Потому я стараюсь отправлять посылки конкретно отсюда. За год я выслал около 500 посылок, потерялась одна три месяца назад. Сейчас пробую отыскать ее концы.

Потеряться нереально

Сергей уходит, оставив заявление о пропаже посылки, а я остаюсь и наблюдаю. В отделении по-прежнему людей не много - приходят в основном пожилые люди кинуть в особый ящик показания счетчика либо заплатить за квартиру. Никто около касс не задерживается, знаменитых почтовых очередей нет.

Проходит два часа спокойствия и скукотищи. В 10 утра меня зовет к для себя начальник отделения - Анна Киселева - и приглашает поглядеть работу почты изнутри.

Я сразу интересуюсь посылкой Сергея, где же она могла затеряться. Всего за 2012 году в Красноярском крае было отправлено 407 тыщ посылок и 593 тыщи бандеролей. В «Почте России» убеждают, что они все в какой-то момент доходят до места назначения.

- Давайте, я вас отведу в отдел приемки посылок, и вы сами удостоверьтесь, что у нас ничего потеряться не может, - говорит начальник почты.

Она проводит меня по узенькому коридору, и мы попадаем в маленькое помещение, где установлены стальные полки, на которых аккуратненько расставлены коробки с посылками. Сходу отмечаю, что порядок на полках безупречный. Посылки в коробках разложены по адресам, раздельно лежат бандероли в пластмассовых пакетах.

Раздельно в углу стоят коробки, непохожие на обычные почтовые. Они завернуты в ткань и аккуратненько подшиты по краям. Спрашиваю, что же это все-таки за странноватые посылки.

- Это посылки в зону. Наше отделение уже издавна сотрудничает с некими тюрьмами. Эти посылки посылают родные заключенным. А смотрятся они удивительно, так как почаще всего родные берут уже использованные коробки и их зашивают, - ведает Киселева.

Возвращаю ее к разговору о пропавших посылках.

- У нас пропасть ничего не может. Посылки мы принимаем и отправляем два раза в день - в обед и вечерком. На каждую из их есть документ о отправлении, и затеряться, как обожают говорить наши клиенты, они не могут. По другому мы могли быть завалены коробками. Вероятнее всего, посылка все еще в пути, - разъясняет она.

- Три месяца?

- Все быть может. Посылка, вероятнее всего, еще в пути, - отвечает Киселева.

«Письма счастья»

В Красноярском филиале «Почты России» работает наиболее 7 тыщ человек, из их около 2,5 тыщи - почтальоны. По словам Киселевой, почтальон сейчас - одна из самых нужных на почте вакансий. Но красноярцы не стоят в очередь, чтоб занять ее.

- На физическом уровне работа тяжелая. Нужно рано днем придти в отделение, разобрать почту, позже разнести ее по маршруту. А маршруты длинноватые, под конец ноги страшно устают. Я сама это знаю, работала почтальоном.

- Но на данный момент же перегрузка стала меньше - люди фактически писем не пишут, на газеты не подписываются…

Мои слова вызывают у начальника отделения искреннее удивление. Она думает и приглашает нас в соседнюю комнату - в отдел корреспонденции.

Тут большими стопками лежат заказные письма, которые в народе именуют «письма счастья», по пачкам разложены газеты и журнальчики. Стальных полок, как в отделе посылок, нет, зато стоят столы, напоминающие школьные парты. Около каждого стола лежат резиновые сапоги и дождевик. Это обмундирование для почтальонов на вариант непогоды.

- Видите, сколько писем, - указывает начальник отделения. - Естественно, обыденных писем на данный момент не достаточно, зато заказных - от Пенсионного фонда, налоговой инспекции - не перечесть. Потому говорить, что у почтальонов уменьшилась перегрузка, никак нельзя. Плюс к этому почтальоны разносят пенсии - это тоже перегрузка.

В это время в отдел входит почтальон - привлекательная, бойкая женщина, лет 20. Ее зовут Настя. Она ловко снимает резиновые сапоги и одевает свои туфли. Спрашиваю: почему она избрала профессию почтальона и навечно ли в ней желает задержаться много ли ей приходится носить писем и газет.

- Мне постоянно казалось, что эта чрезвычайно увлекательная профессия, а работа ответственная, потому и пришла сюда. Но задерживаться в почтальонах не желаю, с течением времени думаю перевестись тут же, но на другую должность. Все-же работать почтальоном тяжело. Приходится много ходить, ну и платят не больше 10-13 тыщ рублей, - говорит Настя.

Пока я разговариваю с Настей, к Киселевой подступает одна из сотрудниц. На кассе ругается гостья - заказное письмо от пожарной инспекции ей доставили практически на недельку позднее положенного срока. Вкупе с начальником отделения мы выходим в зал.

Там нас уже ожидает делопроизводитель одной из красноярских компаний. Она просит отдать справку о том, что письмо по вине почты было доставлено ей с опозданием. Поточнее не просит, а просит. При всем этом чувственно машет руками и угрожает жалобами в «высшие инстанции».

- Письмо почтальон приносил для вас в кабинет, но доверенного лица не было на месте, а выдавать кому-то другому мы не имеем права. Мы оставили для вас извещение, но вы не пришли, - объяснила Киселева.

Выходим из зала. По словам начальника отделения, такие жалобы бывают чрезвычайно нередко.

- Время от времени сами клиенты приходят к нам плохо настроенные и начинают срывать зло на сотрудниках. К примеру, мой заместитель - Лаура Балоян - армянка. Ежели на Кавказе начались какие-то волнения, гости начали ей высказывать свое неприятие в грубой форме. А, меж иным, Лаура имеет высшее педагогическое образование и уже 18 лет работает у нас. Ей я доверяю во всем, она никого обидеть не может.

Благодарны лишь заключенные

Прогуливаясь по внутренним помещениям почты, мы заходим в комнату отдыха и приема еды: в редкие вольные минутки отдыхают сотрудники.- С недавнего времени у нас отменили технические перерывы, и на обед мы не закрываемся. Когда выдается минута, девченки забегают перекусить, - ведает Киселева.Комната отдыха комфортная - тут есть холодильник, микроволновка, на стенках весят пейзажи Красноярска. Увидев мой энтузиазм к картинам, Киселева объясняет, что их сотрудникам отделения подарили заключенные.- Осужденные подарили нам картины, которые они пишут в колонии. Это типичная благодарность за нашу работу. К слову, это был единственный подарок от благодарных клиентов за все те годы, что я здесь работаю, - объясняет она.К 15 часам в отделении снова затишье. Я прощаюсь с Анной Киселевой. Она извиняется, что не может проводить меня. За день накопилось много работы с корреспонденцией, домой начальник почты уйдет лишь опосля 20 часов. Заместо нее у порога меня провожает все этот же бездомный пес. От работников почты он уже получил вкусную косточку, потому на данный момент забавно и беззаботно виляет хвостом.