В главной воздушной гавани Минска прошел конкурс детского рисунка

Во время волонтерской акции из Свислочи выловили 1,8 т мусора

Знаменитости Казахстана высказали свое мировоззрение о смертной экзекуции

Он был учрежден Глобальной коалицией по запрету смертной экзекуции в 2003 году, и в этом году проводится вот уже в одиннадцатый раз. В сей день проводятся 10-ки мероприятий в различных странах мира. В этом году Консульство «Penal reform International (Интернациональная Тюремная Реформа) в Центральной Азии» решило спросить у узнаваемых людей в Казахстане, что они задумываются по поводу смертной экзекуции, и почему этот вид наказания должен быть отменен.

Айгуль Соловьева, Депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан:

«Мое отношение к смертной экзекуции является отрицательным. Сначала отношу жизнь человека и срок ухода из нее божьей прерогативой, во-2-х, не думаю, что здоровое общество обязано уподобляться и пополнять ряды убийц, от имени страны. В третьих, считаю, что пожизненное заключение сопоставимо с высшей мерой наказания, в - четвертых, погибель не дозволяет встать правонарушителю на путь исправления, что предвидено казахстанским законодательством, в-5-х, нельзя сбрасывать со счетов и судебные ошибки».

Аружан Саин, Публичный деятель, телеведущая, директор благотворительного фонда:

«Мне чрезвычайно трудно ответить на вопросец даже себе. По этому поводу нет конкретного представления. С одной стороны, смертную казнь можно смело отменить, если б было справедливое правосудие, не появлялось бы никаких колебаний. Хотя такового, к огорчению, нет ни в какой стране. Непременно, есть беспощадные преступления, которые оправдать ничем нельзя. С иной стороны, как человек верующий, я считаю, что это некорректно, когда население земли решает - лишать ли жизни человека. В заключение скажу, что я не стала бы брать на себя ответственность за принятие такового решения, потому что оно является чрезвычайно сложным».

Жамиля Серкебаева, Заслуженный деятель Казахстана:

«Я как человек творческий склоняюсь к тому, что смертную казнь необходимо отменить в Казахстане согласно человечьим канонам. Хотя есть также случаи, когда совершаются чрезвычайно беспощадные преступления и такие правонарушители, которых даже людьми не назовешь, заслуживают высшей меры наказания. Но есть таковая фраза “Не суди не судим будешь”. По моему мнению, смертная казнь является чрезвычайно ожесточенным наказанием».

Жемис Турмагамбетова, Исполнительный директор Публичного фонда «Хартия за права»:

«Я являюсь убежденным приверженцем отмены смертной экзекуции. Думаю, не нужно повторять строчные истины типа - Око за око, судебные ошибки, которые “случаются” не только лишь в вынесении приговоров, лишающих человека жизни. Ни одно правительство не имеет права, независимо от политической конъюнктуры либо “типичного” осознания восстановления справедливости, прописывать в законодательстве либо применить на практике высшую меру наказания!»

Роман Райфельд, директор по связям Фонда БОТА, колумнист журнальчика Esquire Kazakhstan:

«Как человека, меня нередко задевает то, как несуразны наказания, которые используют одни люди остальным, по сопоставлению с содеянным. Я понимаю тех, кто от боли и снова же несправедливости орет во все гортань: “Уничтожить этих бесов не достаточно!” Понимаю и то, что каждый живой осужденный - это бремя налогоплательщика, даже при тех “умеренных” критериях, которые создаются им в Казахстане. Потому я не верю в смертную казнь, как высшую меру наказания. И то, что она кого-либо стращает и перевоспитывает - для меня не факт. Плюс к произнесенному выше, наверняка, к тому же так как: не ты отдал жизнь, не для тебя ее и отнимать».

Информационная справка: С 1990 по 2003 годы, до введения моратория на выполнение смертной экзекуции, было исполнено 536 приговоров о смертной экзекуции. Крайний приговор о смертной экзекуции был приведен в выполнение до объявления моратория на применение смертной экзекуции в отношении 12 человек в 2003 году.

Крайний приговор о смертной экзекуции был вынесен в 2005 году в отношении 2 человек, но так не был приведен в выполнение в связи с объявленным мораторием. Смертная казнь сиим людям была заменена на пожизненное лишение свободы. Смертная казнь согласно ст. 49 Уголовного кодекса Республики Казахстан может устанавливаться только за террористические преступления, сопряженные с смертью людей, также за особо тяжкие преступления, совершенные в военное время. До моратория смертная казнь исполнялась методом расстрела.